Почему NFT — это не очередной «пузырь», а новая ступень эволюции

Почему NFT — это не очередной «пузырь», а новая ступень эволюции?

Ажиотаж вокруг NFT заставила многих предположить, что эта новая технология — не более чем пузырь. Их практичность говорит об обратном.


Юра Лазебников, инвестор, управляющий партнер технологического холдинга TECHIIA

Юра Лазебников, инвестор, управляющий партнер технологического холдинга TECHIIA

Этот текст выходит в конце лета, когда шум вокруг невзаимозаменяемых токенов поутих.

Кажется, что все самое хорошее и самое плохое с ними уже случилось. Хорошее — продажа 100-мегабайтного JPG-файла «The First 5000 Days» за $69,3 млн. Плохое — падение средней цены токена на 70% в последние дни февраля.

Как и другие новые и малопонятные широким массам явления, невзаимозаменяемые токены уже получили ярлык «мыльного пузыря». Попробуем сравнить их с настоящими пузырями из истории, а также инновациями, которые не несли утилитарной пользы, но все равно не исчезли.

Краткая история невзаимозаменяемых токенов

NFT (non-fungible token) — это цифровой сертификат собственности на объект: текст, картинку, видео, аудио, игровые предметы. И если все эти формы можно скопировать, то токен — невозможно. В распределенном реестре он существует в единственном экземпляре, что и является главной фишкой технологии.

В 2012 году был создан старший брат NFT — Color Coin, работающий с биткоином и являющийся подтверждением права собственности. Проект не получил развития — отцы-основатели биткоина отказались от идеи.

В 2014 появляется Counterparty — связанная с биткоином платформа, позволяющая создавать цифровые активы. Тремя годами позже на ней появится лягушонок Пепе. Позже под него стилизуют узнаваемых персонажей, например Гомера Симпсона. Его продадут сначала за $500, а потом за $38 000.

2017 год. На блокчейне криптовалюты Ethereum создают смарт-контракты NFT. Тогда же появляется игра CryptoKitties — этакая виртуальная кошачья ферма. Пользователи покупают или самостоятельно селекционируют цифровых котят. К концу года на незамысловатую игру взрослые вменяемые люди тратят больше $1 млн.

В феврале 2021 года человек с псевдонимом Flying Falcon покупает 9 земельных участков в блокчейн-игре Axie Infinity за $1,5 млн, а анонимный покупатель — гиф кота с телом пирожного за $590 000.

Такая стоимость виртуальных «активов» насторожила скептиков: за огромные деньги взять в руки нечего. А это — признак нового мыльного пузыря? Но действительно ли можно записать NFT в эту категорию?

Пустые цветы

История торговли и финансового мира знает много «пустышек». Одна из самых знаменитых — тюльпановая — случилась 400 лет назад в Голландии.

Впервые тюльпаны приплыли из Османской империи в Западную Европу в конце 16 века. Тогда они были такой же экзотикой, как специи или ковры. Особенной популярностью пользовались так называемые «разбитые» луковицы. Из них вместо однотонных вырастали пестрые цветы, окраску которых невозможно было предсказать. Лишь в XX веке выяснилось, что это — следствие болезни тюльпана.

Непохожесть нового цветка сделала его признаком статусности среди богачей. За ними подтянулись представители среднего класса. Торговать самими тюльпанами можно было лишь пять месяцев в году. Поэтому самые изобретательные аграрии-бизнесмены быстро изучили матчасть и начали продавать луковицы, которые зацветут в течение года.

Бешеный спрос подтолкнул многих продавать тюльпаны. В дело вмешались спекулянты, которые еще больше взвинтили цены. Стоимость хорошей луковицы доходила до цены особняка на Гранд-канале Амстердама. В 1636 году цветы «вышли» на Амстердамскую фондовую биржу.

Эта история не могла длиться вечно. Предложение от фермеров росло, многие новоиспеченные трейдеры брали кредиты под тюльпанные сделки.

В 1637 году рынок рухнул, когда очередные покупатели отказались брать луковицы по оговоренной ранее высокой цене. Пошла цепная реакция. Некогда дорогие саженцы нужно было продавать за то, что дают, или выбросить на свалку. В 1638 году истерия закончилась. Еще чуть позже рынок нормализовался.

Тюльпаномания учит нас: если хайповый супердорогой продукт не решает реальную проблему, очень вероятно, что это пузырь.

NFT в каком-то смысле — тоже символ статуса. Но прежде всего токены являются справкой о праве собственности на конкретный результат интеллектуального труда и помогают творческим людям зарабатывать деньги на продукте, который не имеет физического проявления.

Раздутые стартапы

Другой классический пример — доткомы.

В конце 1990-х наметился бычий тренд на рынке акций технологических компаний США. Инвесторы вкладывали деньги в интернет-стартапы — в том числе такие, которые, условно говоря, основатели склеили вчера на коленке, забыв написать хоть какой-то бизнес-план.

Менеджмент «перспективных» компаний направлял полученные деньги на формирование сильного и узнаваемого бренда, чтобы получить следующий транш. Не выйдя в плюс, не создав внятного продукта, компании выходили на IPO. В результате стоимость их акций росла в разы.

В начале 2000-х ситуация резко изменилась. Некоторые ведущие высокотехнологичные компании, такие как Dell и Cisco, выставили свои акции на продажу. Это испугало инвесторов. В течение нескольких недель фондовый рынок упал на 10%.

Еще через пару месяцев инвестиционный капитал перетек в другие направления. Раздутые компании, которые так и не стали прибыльными, закрылись.

Опыт доткомов вспоминается и сегодня при взгляде на котировки некоторых компаний. Из этой истории можно сделать два вывода:

  1. Жадность — плохой советчик. Не стоит забывать об осторожности и здравом смысле даже из страха не успеть нажиться на тренде.
  2. Если у компании нет ни понятного продукта, ни даже понимания, куда она идет, то дни ее сочтены.

Может показаться, что повальный интерес к NFT похож на слепое инвестирование в доткомы. Но нет, в случае с токенами реальный продукт первичен.

Никто не покупает будущий шедевр — только такой, который можно увидеть и «ощутить» на своем аккаунте. А заоблачные цены за продукт «не для всех» — обычное явление в мире искусства.

Бесполезные картинки

История человечества знает изобретения, которые изменили мир к лучшему: медикаменты, электричество, колесо, средства связи или передвижения. Их польза очевидна.

Но были и инновации, которые для широкой публики изначально выглядели просто развлечением. К примеру, фотоаппарат убрал необходимость копировать мир вокруг вручную. Желающие запечатлеть себя, семью или событие пошли к новоиспеченным специалистам фотоискусства.

Фотография пошла в нескольких направлениях. Все более и более высокоточные снимки позволяли исследовать как макроуровень — Землю, другие планеты и звезды — так и уровень элементарных частиц. С другой стороны, сегодня каждый человек имеет возможность побыть немного фотохудожником.

Первое применение технологии редко остается неизменным. Прелесть блокчейна и NFT как раз в этом: пока все следят за ажиотажем, синтезируются долгосрочные жизнеспособные кейсы.

Кстати, появление фотоаппарата положило начало импрессионизму. Исчезла необходимость копировать мир вокруг вручную. Чтобы быть интересными и, как следствие, иметь средства на посиделки в кафе Монмартра, художникам нужно было что-то придумать. Например, изображать свое впечатление от природы.

Возможно, NFT — тот самый фотоаппарат, который подтолкнет художников в широком смысле слова по-новому посмотреть на свое любимое дело.

Новый опыт

«NFT привносят в искусство новый интерес и новую эстетику, имея потенциал обойти многие традиционные механизмы контроля и проверки в мире физического искусства», — сказал СЕО аукционного дома Sotheby’s Чарльз Стюарт.

В марте его конкуренты из Christie’s продали NFT арт-объект. Это тот самый JPG за $69,3 млн, о котором мы уже вспоминали в начале.

Помимо культуры и искусства, NFT продолжает обогащать опыт игр и спорта.

Фанаты любят покупать на чемпионатах и турнирах и собирать эксклюзивный коллекционный мерч. Но пандемия перенесла многие мероприятия в онлайн. Невзаимозаменяемые токены позволили командам и турнирным организаторам создавать мерч нового поколения.

К примеру, NBA сделали цифровую коллекцию ярких моментов баскетбольных матчей. Киберспортивная команда 100 Thieves параллельно новой ограниченной коллекции одежды запустила продажу NFT-карточек.

Свежий пример — WePlay Collectibles от киберспортивного медиахолдинга WePlay Esports. Это единственные в своем роде карточки и запечатленные моменты с чемпионатов для фанатов киберспортивных турниров. Сувениры усиливают взаимодействие между зрителями, организаторами, командами, сообществом.

В завершение скажу, что NFT, как минимум, заставляет людей видеть миллионы возможностей, которые дарит наше время. Шум вокруг токенов закономерен — каждое новое явление становится заметно именно по хайповым случаям. Но хайп стихает, уступая место практическим массовым кейсам. Они показывают, насколько долго технология проживет. Судя по тому, как интегрируют NFT топовые игроки рынка, это не развлечения и пузыри, а наша новая реальность.

Оригинал статьи на emerging-europe.com

Подписаться на новости
Последние новости
Culver Aviation и Национальный университет «Львовская политехника» подписали Меморандум о сотрудничестве. Специалисты компании примут участие в подготовке студентов в рамках новой образовательной программы «Беспилотные летательные аппараты», которая в этом году примет первых студентов.
12.08.2022
Компания ENESTECH Software, входящая в холдинг TECHIIA, локализовала на польский язык SENET – платформу для автоматизации компьютерных клубов и киберспортивных арен.
11.08.2022
Chief Operating Officer холдингу TECHIIA Олег Гeменюк стане новим гостем «Штаб-квартири» – проєкту від Delo.ua, який покликаний допомагати українському бізнесу адаптуватися до воєнних реалій, використовуючи досвід провідних підприємців та управлінців.
10.08.2022