Олег Крот: «У нас очень много киберспортсменов, которые не просто вышли на мировой уровень – они лучшие на мировом уровне»

Турнир WePlay! Dota 2 Tug of War: Mad Moon. Фото: WePlay Esports

В Украине недавно признали национальным видом спорта киберспорт. Как можно сравнивать «развлечения на диване» с обычными отжиманиями? Об этом канал Украина 24 поговорил с основателем одного из крупнейших киберспортивных холдингов в Восточной Европе Олегом Кротом.



КИБЕРСПОРТ – ТЕПЕРЬ ОФИЦИАЛЬНЫЙ ВИД СПОРТА В УКРАИНЕ. ЧТО ИЗМЕНИТСЯ?

– Киберспорт – тема, которая в Украине не очень широко обсуждается. Хотя теперь киберспорт признан в Украине национальным видом спорта. Как это понимать? Для меня футбол – это национальный вид спорта. Киберспорт – как-то не очень. Нет?

– Я думаю, нам нужно отойти от идеи того, что спорт – это обязательно про физику, штангу, достижения, прыжки и так далее. Потому что спорт лучше воспринимать в разрезе соревнований и соревнований какими-либо умениями, которые необязательно включают в себя физическую подготовку.

Киберспорт – это достаточно популярная, признанная соревновательная тематика. Признание его спортом лишь дает ему те же возможности, которые есть у стандартных, привычных нам видов спорта.

– Если я играю в «танчики», я спортсмен?

– Смотря как. Если ты играешь в футбол, ты тоже не спортсмен. Если ты тренируешься, готовишься к соревнованиям и делаешь это частью своей серьезной подготовки, тогда спортсмен. Если ты с друзьями вышел вечером поиграть в футбол или покидать в кольцо баскетбольный мячик, ты же от этого спортсменом не становишься?

Как и в традиционном спорте, в киберспорте мы можем различать как любительский уровень, исключительно развлекательный, так и профессиональный.

– Кто лоббировал принятие киберспорта на национальном уровне?

– В Украине существует три федерации. Одну создал Артур Ермолаев, вторую – Ваня Данишевский. Третья – Украинская ассоциация киберспорта, куда я вхожу и куда входят все крупные игроки в Украине, включая Сашу Кохановского, меня, Рому Романцова, Виталия Волочай из Maincast, Олега Рыбалко, Женю Золотарева из NaVi. Это действительно ребята, которые являются самыми «древними» в киберспорте. Но мое мнение, что наша ассоциация, которая была создана летом, повлияла немного меньше на процесс принятия киберспорта как вида спорта. Безусловно, каждый из людей, кто находится в ассоциации, делал усилия.

Например, у меня еще 5-6 лет назад была активная попытка сделать киберспорт национальным видом спорта. Я даже узнал о таком виде спорта, как петанк, как они все это дело проводили, какие документы готовили. Мы начинали общаться с министрами, но они не видели в этом никакого профита для себя.

– А кто сейчас, кстати, заинтересовался?

– Это была совместная инициатива. Я мало принимал участия в этом проекте. Это больше вклад Вани Данишевского и Артура Ермолаева, немалый вклад Александра Кохановского. Именно в такой очередности я бы ставил. Дальше все остальные.

– Кто из министров заинтересовался в этот раз?

– Думаю, что это была совместная история между Министерством спорта, с которым я общаюсь мало, и, честно, не знаю всех функционеров там, и Михаилом Федоровым, Министром цифровой трансформации. Вот он проявляет реально искренний интерес ко всем инновационным штукам. Из всех министров, с которыми мне выпала честь общаться, он мне показался наиболее интересным в плане как человек, который действительно может привнести что-то интересное и новое.

– Что нового это дает Украине и что нового дает самим спортсменам?

– Эти статусы позволяют вам, во-первых, пользоваться государственной поддержкой. Речь не о «дайте нам денег, и мы что-то проведем», а о том, что у государства есть определенные объекты. Если государство может помочь их выделить для проведения украинских чемпионатов по киберспорту, это прекрасно. Ведь в Министерство молодежи и спорта входит Дворец спорта и НСК Олимпийский. Если оператор WePlay Esports, Starladder или Maincast будет проводить украинский чемпионат, он никогда не наберет спонсоров, чтобы арендовать Олимпийский. Это физически невозможно, пока что нет такой возможности. Тем не менее, Олимпийский простаивает. Так дайте – мы популяризируем, проведем, включим в программу проведения этого турнира программы по соцреабилитации, программы по получению профессии людьми с ограниченными возможностями. Грубо говоря, мы не можем провести коммерчески эффективный ивент внутриукраинский с использованием Дворца спорта или Олимпийского. Но если государство поможет, можем. Имеет смысл? Имеет!

– Как организовывают футбол, понимаю, а как – кибертурнир на Олимпийском?

– А на Олимпийском проходил кибертурнир. Проводил Starladder. У них очень классно получилось. Они проводили чемпионат по Counter-Strike, если не ошибаюсь. В центре поля они установили мониторы, посадили людей по периметру, сделали в кулуарной части тематические зоны.

Во Дворце спорта тоже проводилось несколько ивентов. Дворец спорта сам по себе как концертная площадка идеально подходит для киберспорта. У тебя есть трибуны, есть центральная консоль, куда ты можешь повесить четыре экрана, дополнительные экраны, в центре установить небольшую арену, где непосредственно будут сидеть киберспортсмены. В дополнительных помещениях можно устроить тематические зоны, места для интервью, для автограф-сессии этих команд. Привезти топовых звезд, они пообщаются с местной аудиторией, дадут автографы. Это классная история.

– Для спортсменов понятно – они получают площадки. А что это для государства?

– Возможность взаимодействовать с аудиторией – мне кажется, это номер один, о чем должно думать государство. Потому что отрицая, например, увлечение молодежи компьютерными играми или отрицая уже профессиональный уровень этого процесса, мы ведь просто теряем контакт с молодежью и все.

Если государство поддерживает, значит, оно может влиять на месседжи, которые несет киберспорт. Значит, те идеи, которые государство хочет донести до аудитории, легче будет доносить – если государство не будет отрицать интересы этой аудитории, признанные во всем мире, безвредные, а во многом даже полезные. Через эту коммуникацию будет стараться поговорить с аудиторией, например, о том же здоровом образе жизни.

Возможность взаимодействовать с аудиторией – мне кажется, это номер один, о чем должно думать государство
Олег Крот

АУДИТОРИЯ КИБЕРСПОРТА В УКРАИНЕ

– Около 20 миллионов человек в Украине смотрят футбол. А сколько смотрят киберспорт?

– Если брать Украину конкретно, то, по приблизительным оценкам, около 2-х миллионов. Меньше, чем футбол – футбол у нас гораздо популярнее. Но киберспорт быстро набирает темп. И не забываем, что школа футбола, популяризация футбола в Украине имеет историю из многих-многих десятилетий. Если говорим об истории киберспорта, то речь идет о 15-20 годах максимум.

С течением времени, скорее, в диапазоне 10-20 лет, у киберспорта есть шанс переплюнуть футбол по ключевым показателям. Это количество людей, которые смотрят за чемпионатами, которые участвуют в каких-то молодежных лигах; количество денег в виде заработных плат, в виде рекламных контрактов участникам рынка.

В чем особенность? В истории и молодости киберспорта. Если мы возьмем сейчас юношу в возрасте 20 лет, то наверняка он увлекается компьютерными играми. Если мы возьмем человека 30-летнего, не факт, но скорее всего. 40 лет – вряд ли. 50 – скорее нет. 60 – совсем нет. При этом мы понимаем, что все эти возраста любят, понимают и в какой-то степени готовы смотреть футбол, баскетбол, классические виды спорта. Киберспорт они просто не понимают. Когда они росли, не было компьютеров или у них не было доступа к этим компьютерам. Поэтому с каждым годом киберспорт будет получать все больше и больше фанатов.

Почему я думаю, что он с большой долей вероятности переплюнет классический спорт? Легкость интеграции. Для того, чтобы заниматься спортом классическим, тебе нужно прилагать серьезнейшие физические усилия. Чтобы повторить удар Месси по воротам, нужно уделить сумасшедшее количество времени тренировкам. В то же время в киберспорте, когда ты посмотрел, как Dendi «качается» в лесу (я понимаю, что это не для всех понятная фраза, но, грубо говоря, как он развивает своего героя на протяжении игрового матча), то повторить эти элементы ты можешь прямо сегодня вечером.

Я играл со своими друзьями в баскетбол, футбол, когда мне было уже за 30. И собрать 5-10 мужиков в одной точке в Киеве – это почти нереально. Дети, жены, работа, устал, физически не готов, жарко на улице, мало залов, еще что-то. Комп же есть у каждого. Ты садишься в какую-либо программу для групповых чатов, пишешь своим ребятам «go-go». Я так делаю. У меня даже жена играет. Мы играем в Heroes of Newerth – это подобие Dota 2.

– Когда ты сидишь за компом, это не очень хорошо для здоровья – в отличие от футбола на улице, например.

– Я бы не ставил «спорт = физическая активность». Потому что мода на физическую активность не равна моде на спорт. Если мы будем откровенны друг с другом, то ведь профессиональный спорт – это вообще не про здоровье. То количество сил, травм, препаратов, которые приходиться принимать, чтобы спортсмен стал the best of the best, вообще никак не коррелируется со словом «здоровье».

Мне кажется, киберспорт, в том числе, обязательно должен занять позицию пропаганды здорового образа жизни: «Ребята, не курите, не пейте, занимайтесь в тренажерных залах».

Я приехал в Калифорнию, где мы сейчас достаточно много работаем. Я начал худеть и заниматься спортом. Потому что увидел, как по моей улице бегают старички. Ну, это с моей точки зрения, потому что там они считаются активными 65-70-летними молодыми ребятами, которые выглядят реально лучше, чем я. Они худее, подтянутее. Когда я вытягивал 25-килограммовую гантель, увидел дедушку, который берет вес в полтора раза больше. И я понял, что на самом деле я нахожусь в месте, где мода красивого тела, хорошего состояния физического здоровья, находится где-то на очень высокой позиции.

Мне кажется, киберспорт, в том числе, обязательно должен занять позицию пропаганды здорового образа жизни
Олег Крот

КАКАЯ ВЫГОДА ОТ КИБЕРСПОРТИВНЫХ ОТЕЛЕЙ?


WePlay Esports Arena Kyiv на територии столичного ВДНХ. Фото: WePlay Esports

– Недавно киберспортсмены приобрели отель «Днепр» за $40 млн. Возможно ли отбить эти средства?

– Одним киберспортом – нет. Отель декларируется как Esports Ready Hotel. То есть речь не идет, что зарабатывать он будет только на киберспорте. Это обычный отель, в котором будут все необходимые сервисы, связанные с отелем. Просто они хотят дать дополнительную привлекательность отелю за счет того, что будут геймер-ориентированными.

С моей точки зрения, это история, которую очень сложно спрогнозировать, насколько большой эффект это принесет. Но бизнес ведь на том и построен: ты во что-то веришь, вкладываешь – и либо пролетаешь, либо зарабатываешь.

– Ты – сооснователь большого холдинга. Ты сам мог бы купить отель «Днепр»?

– Именно от киберспортивного холдинга? Нет, однозначно. Дело в том, что эта тематика мне близка. У нас в холдинге есть проект, который будет реализовываться в течение следующих нескольких лет. Мы бы его начали реализовывать в начале этого года, но, к сожалению, помешал COVID.

Рядом со своими аренами мы решили построить два небольших киберспортивных отеля. У нас есть киберспортивная арена на ВДНХ, и поскольку ВДНХ находится на границе Киева, то рядом есть свободные земли, которые подходят под строительство небольшого отеля. Это, скорее, был бы бутик-отель, в котором бы было 150, не более, номеров, приблизительно 20 тренировочных комнат для команд и дополнительно – тренажерный зал, бассейн, вся необходимая СПА-инфраструктура.

Мы чудесно понимали математику этого процесса. К примеру, мы знаем, сколько компания WePlay Esports сейчас тратит на размещение спортсменов в других отелях. Соответственно, все эти контракты мы могли сразу же передать своему отелю. Кроме того, мы понимаем, что с запуском арены количество людей, которых нужно будет размещать в Киеве, у нас вырастет в разы. То есть это количество денег от WePlay Esports будет поступать в этот отель. И это количество денег уже само по себе делало этот объект прибыльным, хоть и с небольшой маржой.

Учитывая вышесказанное, мы видели в бизнес-плане: окей, он обслуживает арену, он еще и Esports Hotel, мы можем его рекламировать на Booking среди соответствующей аудитории, возрастной категории. Вот ты приезжаешь в Киев, у тебя молодежный классный отель. Мы однозначно не хотели делать его Esports Only, мы хотели делать его молодежным, игровым. Плюс мы бы использовали его для своих арен, для размещения игроков, которые постоянно приезжают в Киев выступать. Или для талантов.

– И сколько вложили инвестиций в такой отель?

– У нас получилось $3,5 млн. Это небольшой бутик-отель, который бы соответствовал необходимым параметрам.

Рядом со своими аренами мы решили построить два небольших киберспортивных отеля
Олег Крот

ЗВЕЗДЫ, ГОНОРАРЫ, ТУРНИРЫ И «ТУСОВКА»

– В Украине есть известные футболисты. Есть ли в Украине известные киберспортсмены?

– Конечно. На самом деле Украина достаточно известна в мире как киберспортивное государство. По большому и странному стечению обстоятельств в Украине находится несколько крупнейших киберспортивных операторов, организаций, которые проводят турниры, разрабатывают программное обеспечение, обеспечивают продакшн для мировых топовых ивентов.

Также у нас шикарные ребята в киберспорте. Начнем с того, что первые звезды в киберспорте от Украины были Леша «White-Ra» Крупник из Одессы, Михаил «HoT» Новопашин по Warcraft III. Сейчас все знают, что лучший игрок в мире по Counter-Strike это «s1mple», киевлянин.

– В мире?

– Да, учитывая, что сейчас Counter-Strike собирает самые прекрасные показатели по просмотрам за всю историю существования, это большое достижение. Команда NaVi была первым чемпионом, и это The International, чемпионат мира по Dota 2.

У нас очень большое количество киберспортсменов, которые не просто вышли на мировой уровень – они лучшие на мировом уровне.

– Какие в Украину приезжают киберспортивные звезды?

– Во-первых, это ведущие. Так как есть три достаточно мощных оператора – WePlay Esports, Starladder и Maincast – то к этим ним регулярно приезжают либо игроки, которые участвуют в турнирах, либо ведущие, потому что трансляцию обычно нужно вести на двух языках. И англоязычные таланты приезжают со всего мира.

– Кто это может быть, мы их знаем?

– Если мы говорим о Dota или CS, то такие имена, как Slacks и Sheever – это очень известные ведущие, которых обожает аудитория, которых уважают и игроки в том числе. Кайл Фридман сейчас работает в Киеве, достаточно известный киберспортивный функционер.

– А сколько вообще составляет бюджет одного турнира в Украине?

– Все зависит от турнира. Если большой – от нескольких сотен тысяч долларов до миллиона-полутора. Больше чем миллион-полтора экономически просто не имеет смысла. Если мы говорим о небольших ивентах, можно их провести за $100-200 тысяч.

– Как много их может быть в Украине?

– Учитывая количество разных игр – не только футбол, но и баскетбол, хоккей, крикет – можем говорить, что такие ивенты могут проходить почти каждые выходные или два-три раза в месяц. Каких-то будет больше, каких-то меньше, какие-то будут проходить параллельно. Если мы берем выходные, то не исключено, что в эти дни будут проходить какие-то соревнования по футболу или баскетболу. Точно так же мы можем дойти до того, что в неделю киберспортивных турниров проводится 2-3.

– Есть такие люди, которые приезжают из одной страны в другую, чтобы посмотреть киберспорт?

– Безусловно. Если ты фанат Манчестер Юнайтед, ты же едешь.

– Ну, я там смотрю на людей, а не на экран.

– Это не только смотреть. Спортсмены приезжают, дают автограф-сессии. Многие из них, особенно самые медийные, общаются с аудиторией, их можно встретить, с ними можно поговорить. Понятно, они ограничат время, которое ты сможешь у них забрать, но однозначно это медийные личности.

– То есть такой себе киберспортивный туризм? Или это тусовка?

– Безусловно, и туризм, и тусовка. Ты приезжаешь на рок-концерт, слушаешь через такие же динамики, как у твоего компьютера – в чем тут смысл? Это ощущения, это атмосфера, это нахождение в группе людей, таких же, как ты, увлекающихся этим. Люди ведь в конечном счете хотят эмоций, хотят видеть, не как человек бил мячом, они хотят увидеть энергию толпы, хотят слышать атмосферу на стадионе, хотят делать эти смешные волны.

– Сколько зарабатывает киберспортсмен, если он играет на достаточно приличном уровне?

– Очень большая разница, как и в шоу-бизнесе. Если речь идет о полупрофессионале – $700, $1000, $2000. Все зависит от твоей медийности. Если ты даешь интервью, стримишь при этом от себя какие-то обучалки как играть, ведешь за собой аудиторию, бренды с тобой работают – ты можешь заработать $10 000, $15 000, $20 000. Если ты просто вышел поиграть, проиграл, расстроился и не давал автографы, это другая история.

– То есть киберспортсмен – это медийная личность?

– Однозначно. Как футболист, баскетболист. Многие из них зарабатывают не столько за счет заработной платы, сколько за счет рекламных контрактов. Тут та же история. Есть Twitch, на котором ты можешь постримить, привлечь аудиторию, получить деньги за рекламу. Есть бренды, которые готовы с тобой интегрироваться. Есть киберспортсмены (из того, что я знаю), у которых зарплаты порядка $45 000 – $50 000.

– Какие могут быть призовые гонорары?

– Уже десятки миллионов долларов. За первое место – $15-17 млн долларов. Это пока редкий случай. Один раз в год по Dota 2. Но чемпионаты, где общий призовой фонд – $1 млн, а за первое место дают $300-400 тысяч – это уже история, которая есть каждый месяц.

– Это уже можно сравнить с гонорарами спортсменов на соревнованиях?

– Смотря каких. У нас же есть мегазвезды, которые получают $25 млн в год. В киберспорте пока такого нет. Но, да, уже по крайней мере категория одна.

На самом деле Украина достаточно известна в мире как киберспортивное государство
Олег Крот

БИЗНЕС НА КИБЕРСПОРТЕ

– Украинские олигархи интересуются киберспортом? Может, вкладывают деньги?

– Не знаю ни одного случая. В моем понимании олигарх – это человек, который когда-то очень грамотно всеми правдами и неправдами приватизировал какое-то количество госсобственности и смог за счет этого построить свой бизнес.

– Ну, иногда они ведутся на какие-то модные фишки.

– Как правило, это люди настолько старой формации, что им привычнее вкладывать в real estate, то есть какие-то более понятные им вещи. Недвижимость, какой-нибудь завод купить или в крайнем случае где-то разложить деньги по иностранным юрисдикциям. Они, скорее всего, занимаются профильными активами. Ни у одного из олигархов нет профильных медийных активов.

– Вот интересно, сколько вообще зарабатывает компания WePlay? Какой доход в год, например?

– Оборот последнего года порядка $30 млн, заработали $1,4-1,5 млн. Просто есть куча показателей, которые различаются: до налогообложения, после налогообложения и так далее. То есть маржинальность у нас пока небольшая, но оборот растет. Самое важное – мы понимаем, как эту маржинальность увеличить.

Мы строим арены не просто так – мы понимаем, на каких ивентах делаем деньги. Понимаем, что если каждый раз мы не будем арендовать какое-то помещение и не будем каждый раз туда пригонять кучу оборудования, каждый раз монтировать, демонтировать, а будем это иметь готовым блоком, который может работать каждые выходные идеально, то безусловно мы понимаем, что расходы падают, доходность остается, количество производимого контента может расти. Соответственно, доходность может расти – и так далее.

– Если брать в общем доход игроков Украины, сколько это будет?

– Если мы говорим про компании, которые находятся в Украине, включая NaVi, Maincast, Starladder, всех больших функционеров, то может добежать до $100 млн при желании. Не уверен, что будет $100 млн. $70-80 млн в виде revenue.

– Насколько быстро эта цифра растет?

– У нас прирост год к году в последние три года 700%. Во многом за счет инвестиций. Мы из своих прибыльных бизнесов направили деньги в развивающийся WePlay. За счет этого смогли производить больше контента и за счет этого легко расти.

– То есть это бизнес, который очень быстро растет?

– Да.

– Где сейчас реклама стоит дороже – на телевидении или в киберспортивном медиа?

– Для украинского бренда? По-прежнему на телевидении. В разы. Потому что по-прежнему телек воспринимается украинскими брендами как что-то, что более мейнстримно, более популярно, чем киберспорт.

Рост кибераудитории будет продолжаться в основном за счет прироста количества людей, которые интересуются. Еще 10 лет назад киберспортивная аудитория и 100 млн не имела. Десятки миллионов людей максимум, они были очень разрозненны. По состоянию на конец этого года, я думаю, будем иметь порядка 500 млн. Прогнозы говорят о том, что за три года увеличение аудитории произойдет на 50-70%. Значит [вырастет] цена рекламы, количество рекламных проявлений, плюс многие бренды не приходят в киберспорт, потому что он пока еще маленький. Потому аудитория будет увеличиваться, будет пропорционально увеличиваться прибыль, умножая на коэффициент заинтересованности больших брендов.

Мне кажется, что скорость роста выручек будет гораздо больше, чем скорость роста зрителей. Все мы говорим, что в 1,5-1,7 раза вырастет за три года количество зрителей, значит, мы можем говорить, что в 2 или 3 раза вырастет и выручка. То есть год в год будет 30-35%.

– Как ты видишь Украину в киберспорте через 10 лет?

– У Украины шикарные шансы стать одной из наиболее развитых в плане киберспорта стран. В первую очередь, по причине бизнеса. Мы с партнером часто можем шутить о роли государства в инновациях. У нас есть хорошая шутка о том, что в Украине очень хороший интернет, за что спасибо Министерству Интернета. На короткую реплику «так ведь такого министерства же нет» отвечаем «в том-то и дело».

Поэтому я думаю, что несмотря на эту нашу позицию, например, если у нас будет больше таких инициатив, как инициатива Министерства цифровой трансформации, будет прекрасно. Все будет развиваться быстрее, и шутка про Министерство Интернета станет не настолько актуальной.




Беседовал Стас Юрасов, телеканал Украина 24

Видеоверсию смотрите на YouTube

Подписаться на новости
Последние новости
Олег Крот дал интервью YouTube-каналу “Точка G” и стал самым рейтинговым гостем за последний месяц.
03.12.2020
«Фундация Течия» передала БФ «Таблеточки» 300 тыс грн для закупки медикаментов для онкобольных детей.
01.12.2020
Киберспортивный медиахолдинг WePlay Esports официально вступил в ESIC – это организация, которая следит за соблюдением киберспортивной этики.
29.11.2020
Данный сайт использует cookie-файлы в целях обеспечения более оперативного и индивидуального обслуживания. Продолжая пользоваться данным сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookie-файлов. Подробная информация о cookie-файлах, которые используются на сайте, а также способы их удаления или блокирования доступна в разделе «Условия использования cookie-файлов»